«

Мар 24

Как расставить правильные приоритеты в жизни.

Правильные приоритеты в жизни. Фраза, взятая как будто из школьной стенгазеты советских времён – кажется, сейчас будет скучная морализаторская речь. Да-да, мы сыты по горло наставлениями и советами, как нужно жить… И действительно: как жить и по каким принципам – решать вам и только вам.  Я же хотел рассказать о другом: устоявшиеся (и я уверен: правильные) приоритеты в жизни у вас давно уже есть. А знаете ли, в каком порядке они на самом деле расставлены? Что там на первом месте, что на втором, на третьем и так далее?

Кто-то скажет: «конечно, знаю!». И ответит, что на первом месте у него семья. А посмотришь на его жизнь- семейные отношения там явно хромают: с женой на грани развода, с детьми постоянная ругань.

Кто-то, не боясь обвинений в эгоизме, скажет, что приоритетом для него являются деньги, т.к. он хотел бы жить в достатке и забыть о бедности. А по факту – что-то с трудом ему это удаётся: вкалывает как проклятый, и по уши в долгах и кредитах.

В описанных случаях названные приоритеты мнимые – точнее, на самом деле у этих людей указанные приоритеты стоят далеко не на первых местах.

Но, стоп. Зачем вообще нужна эта иерархия? Нельзя, чтобы в жизни всё имело важное значение – и карьера, и деньги, и отношения, и любовь, и секс, и хобби, и самореализация? В том-то и дело, что нет. Нельзя.

Хотите вы или нет, но в жизни вы постоянно делаете выбор. Поваляться на диване или поработать? Поработать или уделить время семье? Уделить время семье или заняться любимым хобби? Посвятить выходные хобби или сгонять хотя бы в соседний город – попутешествовать? Хотелось бы всё и сразу, но, увы, в сутках 24 часа, да и на жизни тоже есть временной ограничитель.

В общем, вряд ли найдется человек, у которого все ценности в жизни по количеству уделенного времени и приложенных усилий, распределены четко поровну. Всегда что-то преобладает. Хотите знать, как дела обстоят в этом плане у вас?

Тогда предлагаю довольно жесткое испытание для вашего воображения. Не бойтесь – вполне себе безопасное. Во-первых, пропишите все ваши ценности-приоритеты в жизни в произвольном порядке на отдельных листках бумаги. Потом возьмите любой из листков с написанным на нем словом, означающим ту или иную ценность (здоровье, любовь, деньги…). Возьмите другой листок и начните сопоставлять, что из этих двух вещей для вас в жизни важнее. Не торопитесь – взвесьте все за и против.

Чтобы определиться наверняка, спросите себя: что если бы в жизни вы могли выбрать только одну ценность, какую бы вы выбрали?

Например, вам попались «Деньги» и «Секс». Спросите себя:

— Что, если бы у меня было огромное количество денег, ни в чем не было бы нужды. Ни в чём, кроме секса! То есть при этом секса в вашей жизни не было бы вообще, совсем, ни при каких обстоятельствах – скажем, у вас, при обладании огромных богатств, просто бы отсутствовали половые органы?

— И что, если бы, вы были просто катастрофически бедны, но в вашей жизни всегда присутствовал бы секс- шикарный, красивый, изумительный, разнообразный, с любыми партнерами, какими вы только можете пожелать.

Что бы вы выбрали?

Выбирайте листок с «победившим» приоритетом и проводите подобную «дуэль» с другим. Таким образом, каждый из ваших приоритетов должен «сразиться» таким же образом с каждым. В итоге: у вас будет выстроен четкий список, где каждый будет занимать своё место по степени важности для вас.

Естественно, эта выстроенная иерархия действует не вечно. Наверняка можно только сказать, что она действует у вас сейчас – в данный промежуток времени, когда вы проводили этот «естественный отбор». С годами иерархия наших ценностей очень сильно может измениться. Поэтому подобную перепись следует проводить почаще. Если вы, конечно, хотите знать, что в данный период времени движет вами, что для вас действительно важно.

По себе могу сказать, что такая игра и составление подобного списка правильных приоритетов действуют очень отрезвляюще. Вы начинаете понимать, что и почему в вашей жизни происходит именно так – то есть понимать глобально, на уровне ценностей. Это может убрать достаточно много сожалений о чем-то утраченном и, казалось бы, вожделенном, но на самом деле (судя по списку) совсем вам неважном или не очень важном. И наоборот: может быть, вас вдруг осенит, что всё вы делаете в жизни правильно.

Попробуйте – думаю, узнаете о себе много интересного.

И да, если хотите еще эффективных техник по работе с убеждениями и приоритетами, рекомендую обратить внимание на мою книгу-помощник «На пути к Мечте». 

 

Что ж, удачи в самопознании!

ПОДЕЛИСЬ СТАТЬЁЙ В СОЦ. СЕТЯХ:

25 комментариев

Перейти полю для комментария

  1. Tatjana

    Евгений, благодарю, за статью. Мне понравился способ расставления приоритетов, попробую.

    1. admin

      Пробуйте! 🙂
      Буду рад, если поделитесь своими впечатлениями.

  2. Георгий

    «Непознанная жизнь не стоит того, чтобы быть прожитой» (Сократ). «Ничтожна та жизнь, в которой не клокочет великая страсть к расширению своих границ». «Жизнь наша в каждый момент состоит из осознания наших возможностей. Раскроем же наши сердца как можно шире – чтобы в них вместилось и то человеческое, что нам чуждо (Х. Ортега-и-Гассет). «…Если только человек знает, как выбрать из того, что он называет своим опытом, то, что действительно есть его опыт, и как записать эту правду собственной жизни правдиво?» (Р. Эмерсон).
    «…Заповедь всякого настоящего философа – никогда не бойся смутить одного из малых сих». «Ибо, какие высокопарные речи о духовных исканиях не звучали бы из уст вдохновленных пифий, содержание послания раскрывается без особого труда: проживи эту жизнь достойно, и тогда ты станешь таким, как мы. Для субъекта, сохраняющего полноту вменяемости это, конечно же, означает одно из двух.
    Либо в жизни вообще нет никакого смысла.
    Либо засуньте этот ваш смысл себе в задницу» (А. Секацкий).
    Другими словами: «говорите все, что вам приходит в голову» (З. Фрейд) и «истина приоткроется» (Ж. Лакан). «Но что же тогда такое философия сегодня – я хочу сказать: философская деятельность – если не критическая работа мысли над собой?» (М. Фуко). «Как я стал тем, что я есть, и почему же я страдаю от этой моей природы?» (Ф. Ницше). «Бессмысленность жизни, так же как голод и нужда, слишком измучили человеческое сердце, и надо было понять, что же есть существование людей, это серьезно или нарочно?» (А. Платонов). Вопрос «В чем смысл жизни?», как известно, возглавил рейтинг неразрешимых. И вообще, «зачем все это нужно?» (duals.ru).

  3. Георгий

    «Истина – словно солнце, невозможно смотреть ей прямо в лицо» (Ф. Ларошфуко). Охватывающий нас ужас исчезновения обесценивает вопрос «Быть или не быть», поскольку ответ на него известен. «Ученики дважды спрашивали Будду: безлична ли человеческая карма? Оба раза он уходил от ответа…». «Чтобы стать фактом, предмет этот должен быть обнаружен эмпирически». «Ведь и Будда бросил жестокой иллюзии бытия свое «quod non» (категорическое «нет» – лат.), и христиане живут в ожидании конца света» (К. Юнг). Иисус не ответил на вопрос «Что такое истина» возможно потому, что «истина – это бесконечная предсмертная агония. Истина этого мира – смерть. Нужно выбирать: умереть или врать» (Л.-Ф. Селин).
    «Вообразите, что перед вами множество людей в оковах, и все они приговорены к смерти, и каждый день кого-нибудь убивают на глазах у остальных, и те понимают, что им уготована такая же участь, и глядят друг на друга, полные скорби и безнадежности, и ждут своей очереди. Вот картина человеческого существования» (Б. Паскаль). «Природа провела огромный эксперимент, создала мыслящую материю. Из этого человек узнал, что он смертен. Знать это и не сойти с ума, да еще по возможности радоваться каждому дню, приближающему тебя к концу… На такой подвиг только человек способен» (Ю. Нагибин).
    «Все умирает на земле и море,
    Но человек суровей осужден:
    Он должен знать о смертном приговоре,
    Подписанном, когда он был рожден» (С. Маршак).

  4. Георгий

    «Наши повседневные заботы необходимо рассматривать в свете вечности» (А. Маслоу). «Всех ожидает одна и та же ночь, всем придется когда-нибудь вступать на смертную тропу» (Гораций). «Для каждого из нас мир исчезает с его собственной смертью» (З. Фрейд). Ужас перед небытием не сравним в иерархии эмоций ни с переживаниями половой любви, ни с проблемой денег, ни с неудовлетворенным тщеславием, ни с потерей лица и прочее. Даже тот, кто нашел, казалось бы, достойное пристанище – служит науке, творчеству и тщеславию, обрел семейный очаг и удостоен счастья привязанности, бдит за нажитым добром и умножает его – не минует ощущения тщеты жизни, порожденной «навязчивым страхом быть заключенным в эту грязную землю» (М. Фуко) и «невыносимой тяжестью земных безвозвратных утрат» (Л. Карсавин).
    «Вопрос, который ставит меня в тупик: сумасшедший я или все вокруг меня?» (А. Эйнштейн). «Светлые головы — те, кто избавляется от фантасмагорических «идей», смотрит на жизнь в упор и видит, что все в ней спорно и гадательно, и чувствует, что гибнет. А поскольку жить как раз и означает чувствовать себя гибнущим, только признание этой правды приводит к себе самому, помогает обрести свою подлинность, выбраться на твердую почву. Инстинктивно, как утопающий, человек ищет, за что ухватиться, и взгляд его — трагический, последний и предельно честный, поскольку речь идет о спасении, — упорядочивает сумятицу его жизни. Единственно подлинные мысли — мысли утопающего. Все прочее — риторика, поза, внутреннее фиглярство. Кто не чувствует, что действительно гибнет, тот погибнет обязательно — он никогда не найдет себя, не столкнется со своей подлинной сутью». «Жизнь это драма». (Х. Ортега-и-Гассет). «Около трети моих случаев – это страдание не от какого-то невроза, а от бессмысленности и бесцельности собственной жизни» (К. Юнг).

  5. Георгий

    «Согласиться жить можно, только если ничего не знаешь о том, как ты умрешь и что тебя ждет в старости» (П. Низан). «Я порой недоумеваю: как те, кто не пишет, не сочиняет музыку и не занимается живописью, ухитряется избегать безумия, меланхолии и панического страха, неразрывно связанных с условиями человеческого существования» (Г. Грин).
    «Человек сам себя выбирает» (Ж.-П. Сартр), но в главном – зависимости от природы – он, увы, бессилен. «Жизнь вполне терпима, но вряд ли стоит родовых мук» (А. Шопенгауэр). «Стоит жизнь того, чтобы жить или нет, это единственно серьезный вопрос» (А. Камю). «Смерть столь отвратительна, что ни один из нас не в состоянии смотреть на ее приближение без ужаса» (Ж. Санд). «Смерть есть то, после чего ничто не интересно» (В. Розанов).
    «Кто в этот мир пришел – того печаль понятна,
    В небытие вернуться должен он обратно» (О. Хайям).
    «Главное мужество, которым должен обладать человек, мужество принять свою конечность» (С. Кьеркегор). «…У человека должно быть мужество, внутренние ресурсы и отвага, чтобы пойти на риск и выбрать собственный путь» (Д. Холлис). «Самое первое и самое главное в жизни – стараться владеть самим собой» (Ф. Ницше).
    «Жизнь – это затяжной прыжок из п**ды в могилу» (Ф. Раневская). «В долгосрочной перспективе мы все покойники» (К. Кейне). «Нам остается жить все меньше и меньше». «Перед нами всегда стоит одна и та же задача: отдаться полностью настоящему моменту» (А. Розенберг). «Жизнь — это «сейчас». Это не «завтра» и не «вчера». Одно неизвестно, другого не существует» (К. Антарова).

  6. Георгий

    «Невозможно решить проблему на том уровне сознания, на котором она была создана» (А. Эйнштейн). «Самые большие и важные проблемы жизни неразрешимы. Их можно только перерасти». «Ваш взор станет ясным лишь тогда, когда вы сможете заглянуть в свою собственную душу» (К. Юнг). Религия облегчает жизнь, вера в любовь придает ей какой-то смысл, но и то, и другое – самообман. «Всем людям очень тяжело. Они устают от слабостей друг друга, несовершенств, ошибок, истерик, непредсказуемого поведения. Безумно хочется просто повернуться спиной и уйти на все 4 стороны, подальше от окружающих. В той же мере и другие люди устают от нас, якобы мягких и пушистых, а на самом деле колючих и противных. Надо терпеть и беречь друг друга, не думая о себе. Другого выхода попросту нет, иначе сумма общей боли будет с каждым годом возрастать, пока не станет критической» (Д. Емец).
    «Лекарство, применяемое невежественными людьми, – вовсе не думать о ней» (смерти – Г. С.) (М. Монтень). «Противоположностью боязливости является решительность. Если мы решаемся мыслить последовательно и смело, мы приходим к выводу о том, что обречены на незнание того, что с нами произойдет. Что нас ждет впереди? Сбудутся ли наши желания? Произойдут ли перемены? Какими они будут? И как вообще сложится наша жизнь? На эти вопросы у нас нет ответов. Что нам известно о будущем? Оказывается, с полной определенностью мы можем знать только одно – все мы когда-нибудь умрем. Завтра или через несколько десятков лет, но это обязательно произойдет. И здесь наблюдается парадоксальность нашего восприятия мира. Страх рождается от неизвестности. Нам ничего неизвестно о нашей судьбе, кроме достоверного факта конца нашего земного существования. И эта абсолютная неизбежность вызывает в нас сильнейшее чувство тревоги, настолько сильное, что мы не можем его вынести. Мы предпочитаем неведение. Как можно ощущать себя, зная, что рано или поздно тебя не будет? Как жить, творить и действовать в мире, зная , что все закончится для тебя? Как общаться с людьми, зная, что каждый из них раньше или позже будет закопан в землю? Действительно, наука, культура, идеология не дадут нам ответов. Человек остается со смертью один на один. Ничто не спасает его, даже «глубокомысленные» рассуждения, типа «когда ты есть – смерти нет, когда смерть наступила – тебя уже нет». Не помогает, потому что в самой сердцевине человеческого существа саднящая рана – я умру. Одна современная духовная писательница заметила: «Смерть бьет человеческое существо в самую сокровенную его сердцевину так унизительно, так ужасающе радикально, что его спонтанной реакцией может быть только бегство (в мучение или презрение), которое «спускает с цепи» всякое зло. Смерть ужасна. Она – злейший враг. Несмотря на все научные объяснения, смерть остается непостижимой. Внезапно предстающая жуткая картина собственной смерти со всей ее неизбежностью вызывает шок. В самой глубине личности открывается незаживающая язва. В первую очередь страх относится к собственной смерти. Смерть в газетах и по телевизору стала привычной. Подтверждается старая поговорка – «Смерть одного – трагедия, смерть ста тысяч – статистика». Может быть, так происходит потому, что к нашей способности сопереживать предъявляются слишком высокие требования» (С. Белорусов).

  7. Георгий

    Блаженный Августин писал: «Мы не боимся умирать, потому что имеем доброго Бога». Но что делать нам – неверующим? Как заглушить «боль существования» (А. Кемпински)? Где найти силы противостоять животному страху перед небытием? Как не сойти с ума, глядя как «бежит неумолимое ненавистное время» (Гораций).
    «Все пустяки в сравнении с вечностью» (Н. Помяловский). «Жизнь существует постольку, поскольку существует жажда жить еще и еще». «Неприкаянная, невостребованная жизнь – больший антипод жизни, чем сама смерть. Жизнь – это обязательство что-то совершить, исполнение долга, и, уклоняясь от него, мы отрекаемся от жизни» (Х. Ортега-и-Гассет). «Вспомните, что писатели, которых мы называем вечными или просто хорошими и которые пьянят нас, имеют один общий и весьма важный признак: они куда-то идут и Вас зовут туда же, и Вы чувствуете не умом, а всем своим существом, что у них есть какая-то цель, как у тени отца Гамлета, которая недаром приходила и тревожила воображение» (А. Чехов, из письма к А. Суворину). «Огромным достижением личности… является акт высочайшего мужества – обращение лицом к жизни; так происходит полное утверждение всего, что составляет суть личности, так осуществляется успешная адаптация к универсальным основам бытия при максимально возможной свободе самоопределения». «Кто имеет предназначение, кто слышит голос глубин, тот обречен (К. Юнг). «Единственное, что человек не теряет в течение всей своей жизни, – это возможность переживания настоящего момента» (В. Тэхкэ). «Нет таких людей, которые совсем не боятся своего будущего, но мы должны проживать свою жизнь сейчас, вместо бессмысленных переживаний о том, что будет. Вот так я полагаю. Ну а кроме этого, я считаю, что каждый должен найти себе близких по духу людей» (Б. Есимото).

  8. Георгий

    «Человек — единственное живое существо, которое ощущает собственное бытие как проблему, которую он должен разрешить и от которой он не может избавиться». «Главная жизненная задача человека – дать жизнь самому себе, стать тем, чем он является потенциально. Самый важный плод его усилий – его собственная личность» (Э.Фромм). «Жизнь – это стойкое стремление к чему-то новому, лучшему, великолепному» (К. Островска). «Кто усовершенствовался, тот не может верить тому, чтобы это усовершенствование кончилось» (Л. Толстой). «Делать – это быть» (Лао-Цзы).
    «Смерть представляет собой как бы тень человека, самую верную и привязчивую. Человек в этом смысле – самое несчастное из животных, поскольку знает заранее о своей будущей смерти. Но в то же время это дает огромное преимущество человеку, поскольку смерть организует человеческую жизнь, заставляет человека в краткие годы найти смысл и оправдать перед самим собой свое существование» (bibliotekar.ru). «Жизнь и смерть взаимозависимы: физически смерть уничтожает нас, но идея смерти спасает нас. Сознание смерти обостряет чувство жизни и радикально меняет взгляд на нее; оно дает нам толчок к переходу из модуса существования, основанного на отвлечениях, успокоениях и мелких тревогах, в более подлинный. Истории людей, у которых после конфронтации со смертью произошли значительные личностные изменения, несут недвусмысленное и важное сообщение для психотерапии. Дело за техниками, которые позволили бы психотерапевтам использовать этот терапевтический ресурс для всех пациентов, вне зависимости от их жизненных коллизий или наступления смертельной болезни» (И. Ялом). Экзистенциальная психотерапия свидетельствует, что у людей, переживших близость смерти, сохраняется «…острое чувство быстротечности жизни и ее драгоценности… больший жизненный энтузиазм, повышение восприимчивости и отзывчивости к непосредственному окружению… способность жить и наслаждаться настоящим моментом… большее сознавание жизни – самой жизни и живых существ и стремление радоваться ей, пока еще не поздно» (Р. Нойс). Как считает Есимото, стоит проживать жизнь, не тратя время на страх.

  9. Георгий

    «Человеческое сердце не находит себе покоя, пока оно не осуществит смысл и цель своей жизни» (А. Августин). «Как растение стремится быть здоровым растением, как семя содержит в себе стремление стать деревом, так и человек движим побуждением стать целостным, полным, самоактуализирующимся человеком» (К. Роджерс). «Если вы намеренно собираетесь стать менее значительной личностью, чем позволяют ваши способности, я предупреждаю, что вы будете глубоко несчастной личностью» (А.Маслоу).
    «У мира было много проблем до твоего появления, и он не нуждается еще в одной. Никому нет дела до того, кто ты и о чем ты думаешь. Любая важная идея уже существовала до тебя, все важные книги уже написаны, все прекрасные картины нарисованы, все открытия сделаны, все песни спеты, все фильмы сняты, разговор окончен. Все важные жизни прожиты. Ты не имеешь и не будешь иметь никакого значения. Кому ты нужен? – Я нужен себе!» (Р. Бах). «Идите вперед, пока можете. А подкосятся ноги, – сядьте близ дороги да глядите на прохожих без досады и зависти: ведь и они недалеко уйдут!» (И. Тургенев).
    Ну, и как после этого по примеру Толстого не сожалеть, что нарожал детей, которым уготовано мучиться страхом смерти?
    «Я не боюсь исчезнуть. Прежде, чем я родился, меня не было миллиарды и миллиарды лет, и я нисколько от этого не страдал» (М. Твен). «Последний психологический этап, с которым имеет дело человек в своей жизни, называется обретением целостности» (Э. Эриксон). «Она состоит в том, чтобы создать исполненную смысла историю нашего прошлого и настоящего и примириться с концом жизни, который становится все ближе и ближе». «Эриксон считал, что точка зрения пожилого человека основана на новом понимании идентичности, которое можно передать следующей фразой: «Я есть то, переживет меня». Если в конце жизни я прихожу к выводу, что ничто во мне меня не переживет, я могу поддаться отчаянию» (М. Чиксентмихайи). «Нам не дано знать, есть ли в нас нечто такое, что нас переживет и останется в вечности. Единственное, что можно с некоторой долей вероятности предположить, – это то, что какая-то часть нашей души продолжает жить после физической смерти» (К. Юнг).

  10. Георгий

    «Быть в мире и ничем не обозначить своего существования – это кажется мне ужасным» (Н. Гоголь). «Единственная форма загробной жизни, о которой можно говорить с уверенностью, единственный намек на бессмертие, – это память в сердцах других людей» (П. Брюкнер). «Единственная нетленная эпитафия – хорошая книга» (П. Буаст).
    «Земная цель моя достигнута, ведь положение и любимая жена – вот исполненное дело жизни. Это главные основные статьи того, к чему стремится индивидуум лично для себя; все остальное даже не отдельные главы, а параграфы и примечания» (Гегель). Фрейд «на вопрос о счастливой жизни ответил просто: «Любовь и работа» – и похоже, этими словами разом исчерпал весь спектр доступных вариантов». «Нет никаких признаков того, что однократные или двукратные лауреаты Нобелевской премии больше склонны к мудрости или обладают более надежной защитой от отчаяния, чем прожившие насыщенную жизнь простые водопроводчики и «рядовые» родители» (М. Чиксентмихайи). «То, что у тебя получается лучше всего, и есть твое призвание» (А. Бейссер). «Человек становится тем, что он есть, благодаря делу, которое он делает своим» (К. Ясперс).
    Есть еще прошлое, утешающее воспоминаниями. Жить прошлым считается безумием, но «ностальгия – болезнь людей с развитой душевной организацией» (Совершенно секретно). «Воспоминания – прекрасные картины» (А. Шопенгауэр). Воспоминания позволяют нам переживать свою жизнь столько раз, сколько захочется. Они – часть нашей души, наш приют. «Воспоминания – сама жизнь, но в другом качестве» (К. Леви-Стросс). «Удовольствие от воспоминаний – это радость от того, что мы можем снова и снова обретать самих себя» (Ж. Андре). «Смерть не была бы так страшна, если бы в загробную жизнь можно было взять воспоминания» (В. Швебель). «Воспоминание – единственный рай, из которого нас не могут изгнать» (Ж. Поль). «Мы – это наш мозг» (Д. Свааб) и ушедшие от нас близкие люди уносят с собой часть нас самих, иногда непомерную.
    «Прошлое не умирает, оно живет в настоящем» (У. Фолкнер). «…Когда закончится траур по прошедшей части жизненного цикла» (Д. Пайнз), мы «должны научиться у психотерапевтов тому, что утрата иллюзий и открытие самого себя, такое болезненное вначале, в конечном итоге может оживлять и придавать сил» (А. Маслоу). «Счастье никогда не бывает полным, когда его переживаешь, полным его делают воспоминания» (Э.Ремарк). «Сила воспоминаний и ожиданий такова, что для большинства людей прошлое и будущее еще более реальны, чем настоящее» (А. Уотс). «Ах, эта стариковская память… Как много места занимают мысли о прошлом. Иногда оно кажется совсем реальным, даже трудно отличить от настоящего, особенно это касается друзей. Живут и живут в душе, никак не хотят умирать» (Н. Амосов).
    «Нет большего мученья,
    Как о поре счастливой вспоминать» (А. Данте).
    Воспоминания обступают нас как только пришли утраты. «Как известно, все невротики живут прошлым» В. Руднев). В противном случае «вы будете стерты как личность» (Д. Драаймса). «Прискорбно, но память – это единственный доступный нам способ отношений с умершими» (С. Зонтаг). «Ты обладаешь ими, можешь их приобрести раз навсегда, прекрасные, великолепные воспоминания». «Большинство людей умирает только в последний момент; остальные начинают это делать загодя – лет за двадцать, а то и больше. Эти люди – самые несчастные» (Л.-Ф. Селин).

  11. Георгий

    «Человек любит считать свои беды, но не считает радости» (Ф. Достоевский). «Мы скорее стремимся избегать боли, чем находить источники радости» (З. Фрейд). «Двумя обычными причинами несчастья людей являются, с одной стороны, незнание того, как мало им нужно – чтобы стать счастливыми, а с другой – мнимые потребности и безграничные желания» (К. Гельвеций). «Зрелую психику отличает не свобода потребности в сочувствии и защите, а базовая нацеленность на принятие ответственности на себя» (Ж. Парис). «Самовыражение достигается путем целостного единства и уникальной индивидуальности. Главное в жизни – непрерывный поиск смысла и самости» (Л. Попов). «Человек сотворен, чтобы думать» (Б. Паскаль).
    «Жизнь – или дерзкое приключение, или ничто» (Х. Келлер). «Берегитесь убожества деятельной жизни» (Сократ). «Углубляйтесь в темы, о которых люди не хотят слышать. Показывайте изнанку жизни. Напирайте на болезнь, агонию, уродство. Настойчиво говорите о смерти, фрустрации, отсутствии любви. Будьте отвратительны, и вы будете правы» (М. Уэльбек). «Природа наделила нас драгоценной способностью беседовать с самим собой, и она часто приглашает воспользоваться этим, чтобы показать нам, что хотя мы чем-то и обязаны окружающим, все же гораздо большим мы обязаны самим себе» (М. Монтень). «Тот, кто обладает более высоким умом, более склонен к удовольствиям сладострастия» (А. Де Сад). Он чувствителен и обычно мотивирован пониманием конечности жизни.

  12. Георгий

    «Душа относится к тем предметам, о которых мало осведомлены, так как мало кому понравится осведомляться о собственной тени. Сама психология платит дорогую цену за сокрытие истинных причинных связей». «Греха следует избегать (порой это и возможно), но уже на следующем шаге, как показывает опыт, мы в него снова впадаем. Только бессознательные и некритичные люди могут воображать себе, будто они способны постоянно пребывать в моральном благолепии. Большинство лишено самокритичности, поэтому самообман делается чуть ли не правилом. Более развитое сознание выносит сокровенные моральные конфликты на дневной свет, обостряет уже осознанные противоречия. А это достаточное основание для самопознания и психологии вообще, для того, чтобы пренебрегать душой» (К. Юнг). «Собственно, легче всего в такой ситуации как бы слиться с «мы» и «Некто» и самому посмотреть на собственное «я» с презрением. Это позиция предельного и окончательного самоунижения – позиция многочисленных шутов Достоевского. Можно и наоборот: смотреть с презрением на «мы» (и в определенной мере на «Некто») с позиции преступившего закон «я». Это позиция гордыни – изначальная позиция, например, Раскольникова и Ивана Карамазова.
    Но та и другая позиции вызваны, по сути, страхом через голос совести услышать правду собственных душевных изломов и переживаний. Правду, осознание которой ведет, согласно Достоевскому, к живому совестливому страданию – невыносимому для атеиста, но спасительному для верующего» (Н. Кашурников). «В каждом человеке продолжает жить испуганный, полный опасений ребенок, горячо желающий, чтобы его полюбили» (Ш. Ференци).

  13. Георгий

    «Смерть вызывает тревогу, потому что затрагивает самую суть нашего бытия. Но благодаря этому происходит глубинное осознание себя. Смерть делает нас личностями» (М. Хайдеггер). «…Сознательное моральное решение должно дать свою силу процессу личностного развития. Если первое, т. е. необходимость, отсутствует, то так называемое развитие будет простой акробатикой воли; если отсутствует последнее, а именно сознательное решение, то развитие увязнет в тупом бессознательном автоматизме. Однако решиться на собственный путь можно только в том случае, если он представляется наилучшим выходом» (К. Юнг). «По мере того как хиреет наша внутренняя жизнь, мы все чаще и с большими надеждами заходим за почтой. Можно быть уверенным, что бедолага, горделиво несущий самую увесистую кипу полученной корреспонденции, уже давным-давно не получал весточки от собственной души» (Г. Торо).
    «Истинным призванием каждого может быть только одно – найти самого себя» (Г. Гессе). «Как счастлива та жизнь, в которой сначала властвует любовь, а под конец – честолюбие! Если бы мне было дано выбирать, я не пожелал бы себе иной. Пока в нас есть огонь, мы внушаем любовь, но рано или поздно огонь угасает – какой простор открывается тогда честолюбию! Бурная жизнь заманчива для недюжинных умов, посредственности не находят в ней отрады: во всех своих поступках они подобны машинам. Вот почему тот, кем в начале жизни владеет любовь, а на склоне лет – честолюбие, обретает наивысшее счастье, какое только доступно человеку» (Б. Паскаль). «В старой китайской пословице говорится, что счастье – это когда есть кого любить, что делать и на что надеяться» (цит. по М. Кетс де Врис). «Моя философия жизни проста: мне нужно кого-то любить, чего-то ждать и что-то делать» (Э. Пресли).

  14. Георгий

    «Не следует брать на себя больше, чем ты есть на самом деле, за это придется платить постоянным чувством опасности и напряжения. Не стоит представлять собой нечто меньшее, чем ты есть на самом деле, испытывая непреодолимое чувство вины или неполноценности. Нужно с величайшим вниманием прислушиваться к глубинному голосу, нашептывающему ту самую верную формулу твоей сущности, к которой следует постоянно стремиться» (К. Роджерс). «Самые глубокие личные переживания часто оказываются и наиболее общими – теми, что прочно связаны с нашей человеческой природой» (Г. Нувен). «Работа, подобная нашей, проходит под аккомпанемент непрерывного сопротивления». «Не мы первые, кому приходится ждать, пока начнут понимать их язык. Я все время считал, что у нас больше тайных приверженцев, чем мы думаем. Каждый раз, когда нас высмеивают, во мне растет уверенность, что мы делаем великое дело» (З. Фрейд). «По мере того как ты стареешь, все легче быть искренним. Ты меньше заботишься о том, что другие думают о тебе. Я больше не сомневаюсь в себе» (В. Познер).
    «Все наши беды оттого, что мы продаем свои души за чечевичную похлебку телесных радостей» (Л. Толстой). «Как белки в колесе, птицы в клетке, собаки на цепи, честолюбивые люди упорно и с неослабевающим волнением карабкаются все вверх и вверх, но никогда не добираются до вершины» (Р. Браунинг). «Человек находится во власти своих страстей, но вместе с тем он пытается овладеть собой» (К. Юнг). «Всякий человек подобен укротителю диких зверей, а эти звери – его страсти. Вырвать их клыки и когти, взнуздать их, приручить, сделать из них домашних животных, слуг, хотя бы и рычащих, но все-таки покорных, – в этом личное воспитание» (А. Амьель). «Из тех, кто страдает избытком чувствительности, настоящие деловые люди не получаются» (О. Генри). «Комфорт и счастье никогда не привлекали меня; этическая система, построенная на такой основе, будет достаточна только для стада скотов» (А. Эйнштейн).
    По У. Уилсону, сфера сексуальности, представляет собой важный фактор усиления социально значимых межчеловеческих уз. «Половая страсть – это ядро воли к жизни» (А. Шопенгауэр). То есть мы имеем дело с «биологически адаптивной, способствующей поддержанию жизни»… «доброкачественной агрессией» (Э. Фромм). Доброкачественной потому, что в человеческой сексуальности животность вступает в противоречие с откуда-то взявшимся стыдом, в той или иной степени присутствующим в большинстве из нас. Стыд, пробуждая совесть, многое сделал в насаждении общественной культуры, но оказался бессилен перед диктатом генитального зуда, тем более, что соседство гениталий с органами испражнения предоставляет возможность надругательства над ближним. И тот факт, что человек пользуется этим с величайшим удовольствием, – прямое свидетельство его неискоренимой склонности к наслаждению злом, лишь в какой-то степени ограниченной совестью и обществом. Обычаи половой жизни предоставляют нам возможность делать это молча и безнаказанно. «Молчание – это настоящее преступление» (Н. Мандельштам); такая же низость, как и его причина. «Молчание как проявление растерянности и неумения себя защитить, молчание как согласие с творимым насилием, молчание как проявление чувства вины, как принятие наказания за свою ничтожность, «плохость» и «грязность» (Е. Спиркина). Но если культура вытеснит биологию, жизнь окончательно выродится в пустопорожний гламур. Надеюсь, нам удалось успокоить животное, то есть нас, в том, что этого не произойдет. Этого не допустит, по Д. Миллеру, «трансформация эроса в секс, отмеченный всеми психологическими и этическими деформациями».

  15. Георгий

    Ясно, что импульсы, обычно называемые жестокими, являются, как выразился Батай, центральными для нашей натуры. «Существо человека – есть похоть. Когда они – люди – хотят, их больше ничего не интересует» (К. Акер).
    Ясно, что «существенное и нравственное зло в самом плотском акте…» (Вл. Соловьев). «Претворять в жизнь жестокость – значит испытывать наивысшее наслаждение от ощущения власти» (Ф. Ницше).
    Ясно, что овладевающие нами во время соития мысли не являются любовью и потому загнаны в подполье, превратив половые отношения в интригу. «Похоже, что об этих аффектах человек хранит глубочайшую тайну, а сообщить о них удерживает непреодолимое чувство стыда» (Ш. Ференци).
    Ясно, что суть сексуального непотребства, практикуемое каждым, – это анально-генитальное покушение на личность, никаких симпатий не вызывающее. «В людской мерзости самое страшное не мерзость, а привычка окружающих к ней» (И. Меттер), к вечно обитающему в нас Каину.
    Ясно, что нормальный Человек благороден и добр. Но он же и носитель скверны, извлекающий из нее удовольствие. «Любовь …создание возвышенное наравне с подлейшим…» (П. Мантегацца). «Хочешь быть счастлив в любви — никогда про это не думай» (В. Пелевин).
    Ясно, что «половой акт заключает в себе величайшее низведение женщины» (О. Вейнингер), ставшей живым предметом обихода мужской промежности. Возможность унижать женщину, будучи биологически обусловленной, стала, по замыслу Создателя и с благословения Пророков, привилегией мужчины; и лишь счастливицам удается отомстить мужчине взаимностью экскрементального.
    Ясно, что результат любви – благодарность, замешанная на чувстве вины и страхе одиночества, «поэтому состояние после полного сексуального удовлетворения напоминает смерть» (З. Фрейд).
    Ясно, что правда любви – в унизительных для партнера мыслях, стоящих за эрегированным членом, а не в словах о ней. В этом причина неприятия похоти совестью, нравственных болезней, вызываемых стыдом, безумия ревности, комплекса противоречий и неприязни во взаимоотношениях полов, ну и, конечно, недоумения по поводу применения слова «любовь» к аморальному действу.

  16. Георгий

    «…В нашей культуре мы действительно не решаемся вести разговоры о бытии. Это слишком откровенно, слишком интимно, слишком эмоционально. Прячась от бытия, мы теряем как раз то, что больше всего ценим в жизни, так как восприятие бытия связано с наиболее глубокими и базисными вопросами, такими как любовь, смерть, тревога, забота» (Р. Мей). «Ведь несмотря на то, что сексуальное поведение мужчин и женщин к настоящему времени описано в самых мелких деталях, наиболее тревожные, возбуждающие или непристойные аспекты сексуального поведения почти неизбежно подвергаются отрицанию на определенных уровнях сознания, в результате чего их реальность почти никогда не признается теоретиками» (Р. Вебстер). «А то, что Фрейд якобы открывал как таинственное подсознание, было нормальным сознанием человека» (А. Зиновьев). «Все «ужасные» вещи, которые, по утверждению Фрейда, должны были быть скрыты от меня и «вытеснены в подсознание» всегда ясно и осознанно присутствовали в моем сознании, и я мог его в этом заверить» (Г. Гомперц). «В сексуальности человека узнаются метафизические корни его существа» (Н. Бердяев). «Разврат есть сущность мира» (В. Розанов).
    «Фрейд сделал самую грубейшую ошибку из всех возможных, недооценив роль секса в жизни сознания. Он перепутал сознательное цензорство, которое свойственно большинству людей и которое заставляет их воздерживаться от публичного выражения своих наиболее сокровенных сексуальных фантазий, с бессознательным механизмом, который является частью биологического наследия каждого человека. То есть принял подобие респектабельности, посредством которого люди, как правило, скрывают свои наиболее грязные мысли, за реалии их сексуального сознания». «Похоже, Фрейд никогда не задумывался о том, что подсознание ряд ли стало расходовать силы и время на то, чтобы окольными путями добиться исполнения желаний, которые пробужденное сознание может реализовать напрямую». «…В итоге стало все в большей мере полагаться на самую сокровенную из всех доктрин Фрейда – доктрину вытеснения в подсознание» (Р. Вебстер) . «Похоже, что современная психология не нуждается ни в полном отвержении теории Фрейда, ни в ее полном принятии, как требовал классический психоанализ. Сейчас, в связи с современными исследованиями в области генетики и биохимии, настало время перейти к научному объяснению человеческой психологии» (П. Клайн).

  17. Георгий

    «Есть веские основания считать внутривидовую агрессию наиболее серьезной опасностью, какая грозит человечеству в современных условиях культурно-исторического и технического развития» (К. Лоренц). «Зло стало определяющим в этом мире» (К. Юнг) и «вклад» похоти в эту определенность фундаментален в силу ее зоологической природы. «Мы знаем, кто есть кто, кто на что способен, у кого какие желания и т. д. (М. Энафф). Ведь «отвращение к конкретно анально-сексуальному»,… брезгливость… уже никогда не полностью не исчезнет ни из нашего воспитания, ни из нашего собственного жизненного уклада». «Поскольку благодаря запрету мы научаемся противиться самим себе и поскольку благодаря ему мы тем более подчеркнуто вновь овладеваем собой в анальном удовольствии, то из этого следует такое же двойственное отношение нас к окружающему миру» (Л. Андрес-Саломе).
    «И остаешься в недоумении: что же теперь делать со всем этим знанием? Да, легче понимать то, что происходит с пациентами. Но как теперь любить, а уж тем более заниматься любовью, если каждое твое душевное движение отпрепарировано, классифицировано, пронумеровано, а также имеет несколько объяснений того, откуда оно взялось?» (М. Тимофеева). Какой толк оттого, что грязного зверя, сидящего ниже пояса, мы знаем в лицо? «Запутался я, совершенно запутался» (В. Розанов).

  18. Георгий

    «Мы можем прикоснуться только к тем граням личности другого человека, которыми обладаем сами» (М.-Л. Франц). «Нам нужно погрузиться в глубину, оказаться в депрессии и обрести огромные сокровища своей души» (К. Юнг). «Конечно, это знание не имеет общего значения и может интересовать только тех, кто способен отнестись с доверием к моим свидетельствам. Я встречал иногда людей, обладавших такой приоткрытостью глубинной памяти, но ни один из них не решался говорить об этом ни с кем. Виною тому была уверенность, что подобные признания могут вызвать только насмешку, и естественная душевная стыдливость, восстающая против вынесения на суд чужих и чуждых людей того, что интимно» (Д. Андреев).
    «Все великое в мире создано невротиками: именно они создали нашу религию и наши шедевры» (М. Пруст). «Первым делом ученый должен провозгласить истину, когда ее обнаружит, и пусть мир сам, как можно лучше, приспосабливается к новому знанию» (П. Бриджмен). «Никто не может построить тебе мост, по которому ты можешь перейти через жизненный поток». «…Наше Я есть всего лишь возможный и изменяющийся продукт переменного воздействия культурных и телесных сил». (Ф. Ницше). «Стать самим собою» в условиях пребывания в качестве шестеренки огромного экономического механизма «становится непростой задачей» – анализирует Д. Миллер идеи Ницше. «Всякое приспособление есть частичная смерть, исчезновение частички индивидуальности» (Ш. Ференци). «Богословы будут утверждать, что смысл жизни «в служении богу», революционеры – в борьбе, обыватели – в покое, буржуа – в деньгах» (А. Бэттлер). Но «…только тот, кто заглянул в глубины своей души, может раскрыть все то, что из трусости или самообмана прячут люди, избегая даже сколько-нибудь приблизиться к такой возможности постижения. Только заглянув в тайники души и увидев в ней обе противоположности, может выбирать, может идти своим путем человек, черпая свои силы в этой борьбе и познавая свои силы, которые только тогда и обнаруживаются, когда видишь врага и борешься с ним» (Г. Гартман). Заглянув в себя, ты увидишь и что прячут маски вокруг тебя.

  19. Георгий

    «Опасно слишком часто напоминать людям, что они подобны животным, не показывая при этом их величия. Так же опасно слишком часто демонстрировать им их величие, не показывая при этом их низости. И еще опасней оставлять их в неведении относительно того и другого. Поэтому весьма желательно показывать им обе стороны вместе» (Б. Паскаль).
    «Личность является одновременно действительно существующей и потенциально возможной. У меня нет сомнений в том, что серьезный интерес к этому противоречию совершит революцию в психологии». «В целом большинство философских и религиозных течений как на Востоке, так и на Западе разделяют эти две тенденции, уча тому, что стать «возвышенней» — значит отвергнуть и подчинить «низшее». Однако экзистенциалисты учат, что обе эти тенденции совместно определяют человеческую натуру. Ни от чего не нужно отрекаться; нужно добиться объединения». «Образ, созданный Фрейдом, очевидно, не может помочь в решении этой задачи, он оставляет за бортом стремления человека, его мечты, его высшие качества. Вне сомнения, конечно, остается тот факт, что Фрейд снабдил нас наиболее всесторонней системой психопатологии и психотерапии, как отмечают современные эго-психологи (А. Маслоу).
    «Что же выбрать: любовь или похоть?
    Да без разницы, всё равно результат один: снова одиночество, боль, унижение, море слёз, потеря самих себя, как личностей, душевные метания, ярость, ненависть, жестокость, убийство на почве ревности или состояние аффекта… Одним словом, «смерть» всего, что нам дорого…» (ficbook.net). «Отвращение» как охраняющее от «грязи», т. е. от того, что находится не на месте, что следует вычистить, изгнать, становится отличительным признаком жизни, которая – будучи человеческой, – еще раз должна внутри себя самой провести разграничение смерти и жизни» (Л. Андреас-Саломе). «Человек облагороженного образа» (Д. Андреев) – такая же мифология, как и человеческое счастье.
    «Но если тайну разгадали –
    В ней нет предчувствий волшебства» (В. Кривич).
    «Когда я описываю реалии нашей жизни, мне постоянно предъявляется одна и та же претензия: я не люблю людей» (Л. Гайдученко). Истинно оцерковленные, «скорбящие сердцем» люди, проклинающие человеческую плоть и не вменяющие любовь к ближнему себе в обязанность, пришли к такому же выводу: «тот любит всех человеков, кто не любит ничего человеческого» (Св. Максим Исповедник); «мы бегаем не от людей, которые с нами одного естества, а от пороков, ими творимых» (Преп. Серафим Д.); «а где нет возможности любовь к ближнему совершать в делах видимых телесно, – там достаточно перед Богом любви нашей к ближним, совершаемой только душою» (Св. Исаак Сирин). Как известно, «в психологическом аспекте христианство кроме любви к ближнему, состраданию основывается также и на чувстве вины перед Богом, и на чувстве стыда в сексуальных отношениях (секс – есть табу в принципе)» (С. Сигаев). Идет ли речь о впечатлительном ребенке, увидевшему «это» и выбросившемуся из окна, или о взрослом, понявшем, что «человек – это звучит» гадко, объединяет их одно: «О, эта безумная жалкая бестия человек!» (Ф. Ницше).
    «Я ненавижу человечество,
    Я от него бегу спеша,
    Мое единое отечество-
    Моя пустынная душа» (Д. Мережковский).
    «Все мерзостно, что вижу я вокруг…», и потому «зову я смерть…» (У. Шекспир). «Я не вижу другого спасения – только в смерти» – цитирует
    Бинсвангер свою пациентку Эллен Вест.

  20. Георгий

    «Всемогущество природы утверждает себя в двух сферах: секс и смерть. Порядок разума, работы и дисциплины уступает перед натиском любви и смерти, агонии и оргазма» (Ф. Арьес). «Я подумал о том, что только смерть может стать завершением моей бесконечной эрекции и что мне всегда так хотелось достичь в своей развращенности… геометрического ослепительно сияющего накала (еще одно совпадение жизни и смерти, сущего и небытия)» (Ж. Батай). «Бесстыдная наглость секса» (С. Белорусов) вполне стоит ненавистной смерти.
    Говорят, что людей по настоящему интересуют только две вещи: секс и смерть. «Эго – подлинное место тревоги». «Мой мир – это маленький островок боли, плавающий в океане равнодушия» (З. Фрейд). «Боль – это просто боль. А страдание – это боль по поводу боли. Физическая боль может быть слишком сильной – здесь есть жесткие биологические ограничения. А вот производимое человеческим умом страдание может быть поистине бесконечным» (В. Пелевин). Как сексуальное преступление, творимое каждым, так и «неумолимость и бессмысленность смерти может так ожесточить нас, что мы поверим в то, что не существует в мире ни милосердного Бога, ни справедливости, ни добра» (К. Юнг). «Дух достигает вершины своего развития лишь тогда, когда тело вступает в период упадка» (Х. Ортега-и-Гассет). «В результате сужения «Я» личность приспосабливается к реальности» (psylab.info). «Того, кто познал внутреннюю уединенность, больше не раздирают противоречивые требования окружающего мира» (Г. Нувен).

  21. Георгий

    «…Жизнь – это и есть смерть. Сама же себя порождает, сама же себя и пожирает. Ни одно мгновение она не есть только жизнь. Каждое мгновение она есть и смерть… В твоем организме каждое мгновение нарастает, наплывает, порождается новое, небывалое, молодое, сильное. Но в то же самое мгновение оно и уплывает, убывает, умирает, гибнет. Каждое мгновение организм впитывает в себя среду, где он живет, перерабатывает ее в себя, ассимилирует себе, превращает в себя. Но и в каждое мгновение он выталкивает из себя переработанные материалы, убивает, умерщвляет себя, гибнет ежесекундно. Только вот что-нибудь наступило в жизни, и – в тот же момент уходит, смывается, улепетывает. И все эти точки так плывут, что ни за одну схватиться нельзя. В конце концов даже не поймешь, чего больше в организме, жизни или смерти. Ну после этого чего же ты тут хорошего нашел? После этого, разве жизнь не есть хаос и неразбериха, разве она не есть вечная и смутная суматоха, разве она не есть истерика самого бытия, разве она не слабоумие…» (А. Лосев). «Если мы признаем как не допускающий исключений факт, что все живое умирает, возвращается в неорганическое, по причинам внутренним, то мы можем лишь сказать, что цель всякой жизни есть смерть, и, заходя еще дальше, что неживое существовало прежде живого. Наши инстинкты, эти сторожа жизни, первоначально были спутниками смерти». «Нам хочется существовать, мы боимся небытия, и поэтому выдумываем прекрасные сказки, в которых сбываются все наши мечты. Неизвестная цель, ждущая нас впереди, полет души, рай, бессмертие, бог, перевоплощение – все это иллюзии, призванные подсластить горечь смерти». «Мы говорим себе, что как было бы прекрасно, если бы существовал… нравственный мировой порядок и загробная жизнь, но как же все-таки поразительно, что все так именно и обстоит, как нам хотелось бы пожелать». «Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти» (З. Фрейд).
    Таким образом, от «бурлящей клоаки человеческих чувств» (У. Йетс), может спасти либо «моральное похмелье» (цинизм), либо изоляция духа от тела по Будде. Однако, назвать независимое существование духа и тела жизнью… .
    «Так мы спрашиваем жадно
    Целый век, пока безмолвно
    Не забьют нам рта землею…
    Да ответ ли это, полно?» (Г. Гейне).

  22. Георгий

    Видимо поэтому «к умершему мы относимся с особым почтением, почти с восхищением, как к человеку, который проделал что-то трудное» (З. Фрейд).
    «…Прошли, кривляясь, ухмыляясь и скорбя, перед глазами нашими десятки масок. Что расскажут они о человеке, чем помогут нашей жизни, как исказят ее? И нужна ли нам помощь, и важен ли собственный образ? Или давно и равнодушно махнули мы на свою судьбу рукой, и исчезла судьба, оставив после себя неуемную тоску или пустое безразличие. И нет нам спасения, и только бессмысленный шутовской хоровод втягивает нас в свой круг. И там, в смешении нелепых фигур и уродливых личин, пропадает наше смятение, и наши безответные вопросы, и чувства, и мысли, и желания. И нет уже скорби, и нет маяты, – веселая Смерть пляшет, улыбается, освобождает от бремени…» (С. Пролеев). «Истина была то, что жизнь есть бессмыслица. Я как будто жил-жил, шел-шел и пришел к пропасти и ясно увидал, что впереди ничего нет, кроме погибели. И остановится нельзя, и назад нельзя, и закрыть глаза нельзя, чтобы не видать, что ничего нет впереди, кроме обмана жизни и счастья и настоящих страданий, и настоящей смерти – полного уничтожения. Со мной сделалось то, что я, здоровый, счастливый человек, почувствовал, что я не могу более жить – какая-то непреодолимая сила влекла меня к тому, чтобы как-нибудь избавиться от нее» (Л. Толстой).
    «Смог – вокруг, смог – в душе. Кто бы мог развеять смог? (И. Шевелев).

  23. Георгий

    «Итак, я хочу быть известным, хочу приобрести славу, хочу, чтобы мне удивлялись, чтобы преклонялись перед моим умом и талантом… Я хочу показать, что вся жизнь человека с начала до конца есть сплошной самообман, нечто чудовищное, понять которое, значит убить себя. Я хочу показать как несчастен человек, как до смешного глупо его устройство, как смешны и жалки его стремления к истине, к идеалу, к счастью. Я хочу показать несостоятельность тех фикций, которыми человечество до сих пор поддерживало себя: Бог, нравственность, загробная жизнь, бессмертие души, общечеловеческое счастье и т. д. Я хочу показать, что только одна смерть дает счастье, и равенство и свободу, что только в смерти истина и справедливость, что вечно только «не быть» и все в мире сводится к одному, и это вечное, неизбежное есть смерть. Я хочу быть апостолом самоуничтожения» ( Д. Андреев).
    «Я нахожу сексуальность отталкивающей по своей природе. Я бы с радостью от нее освободился. Я бы хотел, чтобы это сделали все. Мне отвратительно оставаться рабом ее гнусных посягательств. Тем не менее я признаю, что иногда ей можно отдаваться, словно смерти, но думаю, что такая форма отчаяния не слишком приемлема» (А. Арто). Поскольку ни от смерти, ни «от своих собственных глубинных потребностей и желаний» (Д. Калшед) защиты не существует, то «нет попутного ветра для того, кто не знает, в какую гавань он хочет приплыть» (М. Монтень). «Коренное свойство нашей жизни, что у нее всегда несколько дорог, и перепутье принимает облик возможностей, из которых мы должны выбирать» (Х. Ортега-и-Гассет). «Верить надо только в себя», несмотря на то, что «мысль страшнее веры» (Г. Лобустов), а вы воплотили в себе «кротость Авеля с его совестливостью, робкой застенчивостью и высокой моральностью» (psylab.info).
    Сёрен Кьеркегор призывал каждого «быть тем «Я», которым ты действительно являешься» (Цит. по К. Роджерсу). «Человек – это то, что он из себя делает. А мужество быть собой – это мужество быть тем, кем ты решил быть» (П. Тиллих). «Человек есть возможность» (Ж.-П. Сартр). «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу» (А. Данте).
    Я заканчиваю «прогулки с Фрейдом» (В. Макаров) и «выхожу из этого круговорота сумасшествия» (М. Фуко).

  24. Георгий

    ДЛЯ ТЕХ, КТО НЕ ЧИТАЕТ ТОЛСТЫЕ АНТОЛОГИИ

    ОБРЕТАЯ БЛАГОДАТЬ
    «Пусть это будет сколь угодно болезненно –
    какая разница, если получится хорошая книга?»
    Д. Сэйерс
    «О сексе и смерти нельзя даже упоминать. Как только поднимается одна из тем, что-то внутри нас начинает дрожать» (Ошо), ибо смерть и сексуальность, двое близнецов, кладут на мир печать зверства» (Преп. Ефрем Сирин).
    «Закон не освящает секс и не проклинает его. Но открывая человеку истину о сексе, его неизбежную трагическую двойственность, он помогает ему сохранить внутри себя понимание своей истинной природы и бороться за ее целостность или, другими словами, искать благодати…» (А. Шмеман). Однако, «индивидуумы… испытывают желание найти состояние, свободное от всякого напряжения» (З. Фрейд), поэтому «радость обретенного спасения доступна лишь тому, кто погибал» (Архидиакон Роман, Тамберг).
    «Неоткуда ждать помощи. Человек, спаси себя сам!» (А. Мень).

    АННОТАЦИЯ
    Я знаю, что вам давно хочется меня
    прервать и крикнуть: довольно гадостей.
    З. Фрейд
    «Цитата – высший авторитет» (А. Минкин). «Цитатами можно передать любую мысль, если у тебя достаточно цитат» (Д. Мюррей).
    «Человек – бездна, что творится в этой бездне, неведомо даже ему самому» (И. Шевелев). «Чуть ли не все самое интересное в жизни происходит ниже пояса» (Д. Мортимер). «Как прекрасна презренная плоть, коль ее выбирает душа» (А. Болеславский).
    «Любовь – это лотос, похоть – грязь, из которой вырастает лотос» (Ошо). «В исследовании похоти значение имеют не сами действия, а мысли, которые за ними стоят» (С. Блэкберн). «Мужское влюбление пугает» (Л. Толстой).
    Сексуальность – голос промежности. «Анальный, уретральный – это эротические формы ненависти» (Р. Столлер). «Едва ли возможно преувеличить патогенное значение всеобъемлющей связи между сферами сексуального и экскрементального». «Я привез вам чуму» (З. Фрейд).
    «Нельзя поверить, чтобы кто-нибудь делал это без ощущения греха» (В. Розанов). «Стыд – чувство существа высшего порядка» (Спид-инфо).
    «Любовь – лишь маска желания, ложь, которой тешат себя люди, прикрывая собственную похоть» (П. Брюкнер). «Брак – это контракт, позволяющий супругам пользоваться гениталиями друг друга» (И. Кант). В то же время «любовь – главный способ бегства от одиночества» (Б. Рассел).
    «Из всех размышлений самое важное – размышление о смерти» (Будда). «Секс вполне стоит смерти». «Возможно когда-нибудь будет различная организация тел и наслаждений» (М. Фуко).
    «Неужели все тщета, кроме этого самого неверного из удовольствий?» (М. Меньшиков).

    Из книги «Изнанка любви или Опыт трепанации греха
    в толковании авторитетов».

    Книгу (исправленное и дополненное издание-Киев, Альфа-реклама, 2015. 668с., ил. 107) можно заказать по E-mail: gsergatskiy@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>