Постапокалипсис это …

Поговорим о постапокалипсисе. Что это такое и почему он по душе большому количеству люлей? Я сам отношу себя к большим любителям постапокалипсиса. У меня есть несколько мыслей по этому поводу — надеюсь, они окажутся для вас ценными. Особенно в условиях текущей ситуации в мире 🙂

 

Постапокалипсис

Постапокалипсис — что это?

Постапокалипсис, или постапокалиптика — это жанр фантастики, в котором действие происходит в мире, пережившем глобальную катастрофу.

Слово это отсылает нас к христианскому религиозному тексту — «Апокалипсис» (Откровение Иоанна Богослова — последняя книга Нового Завета Библии, с греческого: ἀποκάλυψις — новые знания, откровения). Оно представляет собой описание катаклизмов и чудес, которые предваряют второе пришествие Иисуса Христа.

В разговорной речи слово «апокалипсис» давно стало нарицательным и наряду со словом «армагеддон» (согласно «Апокалипсису», это место последней битвы добра и зла в конце времён) употребляется в значении конца света или катастрофы мирового масштаба. Апокалипсис — это и третья мировая война, и восстание искусственного интеллекта, и нашествие зомби, и инопланетное вторжение, и всемирный потоп — в общем, всё, что угодно.

Приставка «пост» означает то, что произошло после. То есть постапокалипсис — это то, что происходит после планетарной катастрофы.

Впервые термин «постапокалипсис»/«постапокалиптика» использовал в 1978 году американский критик Алан Франк. А девяностых и нулевых этот термин уже прочно укоренился в речи.

Со временем постапокалипсис как жанр в фильмах, книгах, играх живописи стал пользоваться всё большей популярностью. Воображение творцов и зрителей/читателей/игроков рисует мрачный, полный опасностей мир постапокалипсиса. В нём занимаются выживанием одинокие герои.

Я обожаю этот жанр. Мне нравится атмосфера безлюдных пространств — мест, где когда-то кипела жизнь, а теперь царит тишина и покой. Опасности, которые, согласно правилам жанра, подстерегают на каждом шагу, ставят тебя в положение, где необходимо делать выбор здесь и сейчас. И принятые решения показывают, кто ты такой на самом деле

При этом я осознаю, что все фантазии о том, как я храбро сражаюсь с зомби, занимаюсь выживанием в новом запустевшем мире, совершаю отчаянные смелые поступки — это действительно лишь фантазии. В ситуации реального апокалипсиса, постапокалипсиса я был бы в числе первых жертв. И даже если бы мне удалось выжить в таком мире, я не был бы похож на отважного одинокого героя, коим я себя представляю.

Благо, книги, фильмы и игры в жанре постапокалипсиса позволяют с головой погрузиться в такой мир, не ломая себя и оставаясь в полной безопасности.

Синдром апокалипсиса

Само желание сбежать туда, где над тобой нет никакой власти, не существует запретов и ты сам себе хозяин, понятно. Это такой суррогат обретения реальной свободы в реальном мире, где всё приходится делать посредством конкретных решительных действий, обретения достаточного количества материальных благ, становления собственной независимости.

Но нельзя сказать, что эта тяга присуща только небольшому числу людей. Вспомните ежегодные предсказания глобальных катастроф: от краха техногенной цивилизации благодаря «ошибки 2000» до погружения мира в пучину хаоса в 2012-м, якобы предсказанном индейцами Майя.

Огромное количество людей с небывалым таким пессимистическим воодушевлением внемлют таким предсказаниям, которые год от года так и не сбываются. Все они в глубине души мечтают избавиться от текущей рутины и остаться в мире, где всё честно и просто: нет никаких правил и ты один на один со вселенной. Ничего нового: сказания о том, что мир исчезнет, сгорит, замёрзнет, утонет, как-то иначе будет уничтожен, имеют многие этносы.

Синдром апокалипсиса

Эту странную тягу называют по-разному: синдром апокалипсиса, аномичная мечта, катастрофическое сознание.

И порой эта «мечта о конце света» частично воплощается в жизнь. Как, например, сейчас. Когда я пишу эти строки, на дворе начало апреля 2020-го — самый разгар мировой истерии по поводу коронавируса. Болезнь вполне реальна. есть риск умереть. Ажиотаж вполне понятен: если фейки о конце света вызывали взрывную реакцию, то реакция на реальную опасность тоже будет бурная.

Правда, даже учитывая тысячи заболевших и умерших по всему миру, это число невелико по сравнению с количеством людей, каждый день умирающих от рака, сахарного диабета, погибающих в различных авариях и от многого-многого другого.

Ажиотаж и истерия происходит во многом за счёт интернета и средств массовой информации. История помнит массовые паники, которые были связаны с кометами, затмениями солнца и другими явлениями. Но также известны случаи, когда СМИ создавали миф о панике. Яркий пример: история с радиопостановкой «Война миров» в США.

30 октября 1938 года в США по радио транслировали радиоспектакль о нашествии инопланетян по роману Герберта Уэллса. Спектакль был стилизован под выпуск новостей (действие спектакля происходили в Нью Джерси). Газеты, вышедшие с громкими заголовками через несколько часов после окончания трансляции, утверждали, что постановку услышали около шести миллионов человек и пятая часть из них приняла всё за чистую монету. Сообщалось, что целые семьи баррикадировались с оружием и продовольствием в подвалах, кто-то спешно уезжал из штата, кто-то обращался к вооруженным силам и полиции за помощью. Кто-то, по сообщениям прессы, видел молниобразные залпы пришельцев и чувствовал запах отравляющего газа.

В реальности, по исследованиям историков тех событий, абсолютно никакой паники не было. Не так уж много людей сидели у радиоприёмников, ещё меньше придали значение реалистичности постановки. История была раздута прессой как курьёзный факт, показывающий безответственность радиостанций, в целях дискредитации — газеты и радио в США составляли тогда друг другу конкуренцию и боролись за внимание аудитории.

Вообще, несмотря на всю тягу к апокалипсису, когда действительно начинает происходить что-то глобальное и опасное, мало кто оказывается этому рад. Взять ту же ситуацию с коронавирусом — думаю, даже матёрые любители постапокалипсиса «сталкеры», серьёзно погруженные в романтику выживания, вряд ли воспринимают её с энтузиазмом и рады карантину и необходимости самоизоляции.

Первым представителем жанра «постапокалипсис» в литературе принято считать роман английской писательницы Мери Шелли «Последний человек», опубликованный в 1826-м году. В нём рассказывается о пандемии чумы и содержатся мотивы, ставшие типичными для жанра: сектанты с лжепророками, обещающими спасение от эпидемии; путешествие героев в поисках незаражённой местности и прочее.

Самое интересное, что автор перенесла действие в далёкое будущее — в 2092-й год. Большинство современных представителей жанра не заходят так далеко — сюжет происходит чаще всего в ближайшем будущем. Оно и понятно: поводов для глобальной катастрофы с тех пор стало значительно больше — взять хотя бы наличие ядерного оружия. Собственно, интерес к жанру постапокалипсиса как раз и возрос с момента начала холодной войны.

Найти себя в постапокалипсисе

Ещё пара мыслей о жанре.

Я уже упомянул о привлекательности «простого и честного» мира постапокалипсиса. Но ещё привлекательней, пожалуй, честность с самим собой, к которой принуждает этот мир. Можно представить себя героем, лихо справляющимся с ордами зомби. Но к становлению такого героя приводит нелёгкий выбор «илиили», который придётся сделать. Больше незачем скрывать свои истинные чувства и намерения, больше незачем притворяться тем, кем не являешься. И ценности, выходящие на первый план, — твои, настоящие.

Да и самому автору в пределах жанра чаще всего интересен именно человек с его чувствами и проблемами выбора. По сути постапокалиптика — это и есть художественное изучение человека и социума, оказавшихся в предельной ситуации в результате катастрофы. Моделирование мира после конца света служит лишь для построения впечатляющих декораций для сюжета.

Человек в постапокалипсисе

Ещё можно назвать жанр постапокалипсис эгоистичной фантастикой, ведь он достаточно лояльно относится к преступным и аморальным (для привычного мира) поступкам персонажей. Герой действует в своих интересах и в интересах своей небольшой группы. Довольно ярко этот мотив раскрывается в зомби-сериале «Ходячие мертвецы».

И раз уж заговорил об этом сериале, дам напоследок свою подборку постапокалиптических фильмов.

 

Мой личный топ пастапокалипсиса в кино

Последние часы /These Final Hours (Австралия, 2013)

Через двенадцать часов состоится конец света. Окончательно, бесповоротно, без малейших шансов выжить. Джеймс держит путь на вечеринку, чтобы забыться в последние часы. По пути он спасает девочку, которая ищет своего отца.

Фильм о вещах, которые являются важными для каждого в противовес всему искусственному и иллюзорному. В фильме не будет масштабных картин катастрофы и дикого экшна. Будет простая человеческая история.

28 дней спустя / 28 Days Later..(Великобритания, 2002)

Спустя четыре недели после начала заражения вирусом неудержимой агрессии, в Англии остались небольшие разрозненные группы людей, стремящихся выжить.

Это уже, можно сказать, классическая зомби-драма.

Безумный Макс: Дорога ярости / Mad Max: Fury Road (Австралия, США, ЮАР 2015)

Зубодробительный экшн, где главное место занимает погоня в постапокалиптических декорациях.

Дорога / The Road (США, 2009)

Миру конец. Жизнь на планете уничтожена почти целиком. По дороге идут отец и сын. Они пытаются добраться до тёплых мест, чтобы просто выжить.

Это мрачная и депрессивная история о постапокалиптическом мире без прикрас.

Затаившись / Hidden (США, 2014)

Почти год обычная американская семья живёт в бомбоубежище. Наверху бродят страшные и опасные существа. Главное — не попасться им.

Интересный триллер с неожиданным поворотом в конце.

Птичий короб / Bird Box (США, 2018)

Мир охватила странная и страшная эпидемия: увидев нечто, люди сразу кончают жизнь самоубийством. Женщина с двумя детьми, услышав по радио о выжившей общине, отправляется в путь. Главная проблема: чтобы сохранить жизнь в этом мире, нельзя ни на секунду открывать глаза.

Фильм предлагает необычную завязку, немного похожую на сюжет раскрученного «Тихого места». И, на мой взгляд, он поинтереснее последнего.

Монстры / Monsters (Великобритания, Мексика, Гватемала 2010)

Действие происходит через шесть лет после падения спутника NASA в Центральной Америке. С тех пор пол-Мексики является карантинной зоной, населённой монстрами. В центре сюжета — журналист, согласившийся сопровождать туриста через опасную зону.

Это фильм не о монстрах, а о человеческих отношениях в атмосфере постапокалипсиса. Как по мне, очень напоминает отечественный фильм «Олимпиус Инферно» 2009 года (о военных событиях в Южной Осетии), который я тоже рекомендую к просмотру.

Ходячие мертвецы / The Walking Dead (США, сериал, с 2010)

Полицейский Рик Граймс просыпается в мире, охваченном зомби-эпидемией, и ищет свою семью.

Сериал существует уже 10 лет (сейчас, в 2020-м идёт десятый сезон). И это одна из лучших зомби-драм. От сезона к сезон сериал то проседает, то становится более интересным, но в целом — держит планку.

Чёрное лето / Black Summer (Канада, США, сериал, с 2019)

Это спин-офф (ответвление) треш-сериала «Нация Z», который я настоятельно НЕ рекомендую. В отличии от «Нации Z» в «Чёрном лете» нет никакого чёрного юмора, зато присутствует острый, стремительно развивающийся сюжет. Зомби, заполонившие планету, здесь быстрые — и потому усилия героев направлены на выживание, а моральные терзания героев сконцентрированы в отдельных моментах. Потому сериал воспринимается на одном дыхании. Благо, и серии тут короткие.

Эпидемия (Россия, сериал, с 2019)

История бегства нескольких семей из Москвы в Карелию на фоне нарастающего хаоса в связи с пандемией.

Внезапно, отечественный сериал на постапокалиптическую тематику, снятый по мотивам романа Яны Вагнер «Вонгозеро».

 

__Поделись статьёй в социальных сетях:__

Добавить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.